34 решенные проблемы

Как странно, что это началось всего 9 дней назад. Украинская активистка Настя Мельниченко вызвала лавину одним постом в фейсбуке. В фейсбуке! Где сидят и пишут сотни миллионов. Что она сделала? Просто кратко изложила несколько своих историй – в 6 лет, в 13, в 21 год. Такого рода историй, в которых для многих женщин нет ничего нового, кроме одного – Настя написала о них открыто. И предложила делать то же другим женщинам. Это было 5 июля.

Почти 400 перепостов. А потом – десятки тысяч постов других женщин - украинок, россиянок, жительниц Казахстана и пр., которые даже не слышали об Анастасии Мельниченко. С хэштегами #‎яНеБоюсьСказати и #яНеБоюсьСказать. И сейчас уже продолжается без хэштегов. Быстро подключились СМИ – тема пошла.

Анастасия Мельниченко, фото из фейсбука

33569e52c0825938fa4555365094c878.jpg

Сегодня, спустя 9 дней, кажется, изменения в обществе УЖЕ произошли. Как написал один из комментаторов, «Вы подняли такую волну, после которой по-прежнему уже не будет».

Интернет не знает границ, а участницы флешмоба не делят друг друга по национальности, поэтому приведу призыв к акции в оригинале. Понять слова нетрудно.

«Я хочу, аби сьогодні говорили ми, жінки. Аби ми говорили про насильство, яке пережила більшість з нас. Я хочу, аби ми не оправдувалися "я йшла у спортивках серед дня, а мене все одно схопили". Бо нам не треба оправдуватися. Ми не винні, винен ЗАВЖДИ насильник. Я не боюсь говорити. І я не почуваюся винною».

Спираль молчания

Инопланетянин бы удивился, почему автор упоминает «вину». Речь может идти о страхе, ужасе, боли, но какое отношение к жертвам имеет «вина»? 3 раза в коротком тексте! И почему подчеркнуто «нам не нужно оправдываться?»

Но то инопланетянин. Землянам объяснять не нужно. Рассказать, что тебя изнасиловали –стопроцентный шанс получить обвинения в свой адрес. Двух видов – «ложь» и «дала повод» (читай «грязная шлюха»). Чаще и то, и другое пишут мужчины. Отсюда чувства вины и стыда, которые женщина носит потом с собой всю жизнь.

Мы очень конформный вид. Мы оцениваем себя по отношению к нам других. «Попытки изнасиловать были. Не орала, молча дралась, дышала только громко :) кричать не могу в принципе. Мне стыдно за то, что со мной всякие гадости происходят. Боюсь осуждения. Даже если изнасиловали бы, все равно бы промолчала». (из комментария в ходе флешмоба).

Немецкий политолог Элизабет Ноэль-Нойман предложила модель «Спираль молчания»: человек с меньшей вероятностью выскажет своё мнение на ту или иную тему, если чувствует, что находится в меньшинстве, так как боится возмездия или изоляции.

Что, собственно, сделала Анастасия Мельниченко, бывшая журналистка, ныне руководитель организации «Студена»? Что, она открыла факт изнасилований? Смешно. Это секрет Полишинеля. Участницы флешмоба открыли обществу очевидный факт, что насилие над тобой - это не то, чего ты должна стыдиться. Что о нем можно говорить и не оказаться в изоляции. Это оказалось действительно необычно, как гром среди ясного неба.

Молчание-и-терпение - добродетель слабого и нижнего в иерархическом обществе. То есть, так или иначе - всех. Время от времени в жизни мне приходится слышать фразу «…Но я же ничего не говорю!». Впервые услышала ее лет 25 назад в варианте «У меня у самого дед отсидел 15 лет, но я же ничего не говорю» - по поводу сталинских репрессий. Потом от милиционерши, на митинге против застройки: «У меня у самой сквер застраивают рядом с домом, но я же ничего не говорю». И вот теперь такое похожее  в адрес женщин, рассказавших о личном. «Волна схлынет, а вы останетесь один на один со своими разоблаченными родственниками и позором». Это написала женщина-психолог с грузинской фамилией. Понятно, что за фразами о деде, сквере и позоре стоит дикий личный страх, воспитанный поколениями. Жертвы тянут жертв назад. До сих пор им это, в общем, удавалось.

Если еще помните – ах, эти скандалы в Интернете так быстро забываются – в прошлом октябре прогремел другой скандал, связанный с групповым изнасилованием и публичным глумлением насильников над жертвой. В московском клубе Ray Just Arena на посвящении первокурсников Московского автомобильно-дорожного института (МАДИ) трое мальчиков споили девочку, изнасиловали ее в туалете, сняли процесс на видео и выложили в сеть. Впоследствии они были исключены из института, Следственный комитет РФ возбудил уголовное дело. Кстати, если бы насильники не додумались снять и опубликовать свои подвиги, они бы остались безнаказанными, как обычно и бывает. Фактически статья им прилетела случайно. Потому что без выложенного видео никто бы ни о чемне узнал. Потому что стыдно должно было быть девочке, см. выше.

Станислав Соболевский, бывший первокурсник МАДИ, снимавший видео - фото kvedomosti.com

fce4acd31790e437143ec4288cf55a6c.jpg

Как поделилась другая психолог, Полина Гавердовская, она десятки раз была первым слушателем историй про насилие, так как жертве было стыдно. «Ясно, что насильник себя ощущает гораздо спокойнее, полагаясь на то, что жертва просто-напросто никому не скажет. И ясно, что среднестатистический российский насильник на это сильно рассчитывает, очень сильно».

Хотя на видео признаки насилия заметны, мальчики даже не понимали, что выкладывают на всеобщее обозрение доказательства своего тяжкого преступления, содержащегося в УК. Они вообще не понимали, что участвуют в преступлении.

Как не понимало этого и огромное количество комментаторов, обвинивших в происшествии семнадцатилетнюю героиню, которая чуть не покончила с собой. В лучшем случае писали – обе стороны хороши, обе стороны виноваты, нечего напиваться.

И тогда, в октябре, блогеры, точнее, блогерши писали, пытались объяснить несправедливость, нелогичность, бесчеловечность, архаичность этой реакции, создавали группы поддержки потерпевшей в соцсетях, но ни у кого так не получилось «перевернуть доску».

Но и эта, и другие подобные истории и обвиняющие девочек комментарии создавали критическую массу. И когда 5 июля Анастасия Мельниченко безошибочно обратилась к правильной целевой группе – женщинам – те подхватили акцию, потому что, как выразилась другая психолог, Адриана Имж, «устали от обвинений». И на этот раз получилось.

Сама Анастасия придумала акцию (она не называет ее флешмобом) именно по этой причине - прочла очередное обсуждение, где обвинили жертву насилия. И поняла, что устала читать, «что же женщина сделала не так, может, была в короткой юбке, или шла домой поздно, а может, была пьяная».

Нет, обвинения, разумеется, тоже пошли. Согласно текущему моменту как на Украине, так и в России - обвинения не только во вранье, бесстыдстве и нежелании терпеть какую-то ерунду, но и в политической близорукости или даже работе на Госдеп.

«Целью этой акции является всего лишь заказ дяди Сороса который Настя и отрабатывает. Все просто как не крути да?» (комментатор живет в… Лас-Вегасе).

«Истинных изнасилований, когда это действие не зависит от женщины, процентов 10, а в большинстве случаев женщины сами провоцируют этих уродов своим поведением и манерой одеваться!»

Ян Рыбаченко (Харьков): «Написано немало пикантных историй, непонятно только, какая часть из них правдивые. Ок, будем считать что все. Но 95% историй про то, что "жертву" потрогали за попу, показали член или подержали где-то и отпустили. Но это же детский лепет! Огромное кол-во женщин, в т.ч. украинок, находятся в реальном сексуальном рабства годами, там с ними творят реально страшные вещи, и где? В странах ЕС, в США и т.д., в Украине подобного явления нет!»

Последний упрек очень характерный и знакомый всем активистам: боретесь со строительством химзавода? Лучше бы подъезды помыли. А в США негров линчуют. В данном случае рассуждение о детском лепете и несерьезных историях идет сразу после такой: «Мне 15, пришли с друзьями на панк-концерт, а у меня билета нет. Осталась ждать их у входа вместе с сотней таких же безбилетников. Одета была в широкие джинсы, балахон, футболка до колен. И тут подходит добрый дядя, называется сотрудником ДК и предлагает провести на концерт с черного входа за 500 рублей. Следующие несколько часов стали для меня настоящим кошмаром, который я не могу забыть до сих пор. Я осталась жива, раны и синяки на теле зажили, но душевная рана не заживёт, наверное, никогда».

Но если эта реакция не нова и объяснима – «При встрече с чужим опытом неуправляемости мира мы, люди, пугаемся очень сильно. И обвиняем пострадавшего. Так мы пытаемся вернуть иллюзию контроля и успокоить свои страх и боль. Мы оказались так напуганы, что хотим заткнуть их любой ценой, еще больше устыдить - чтобы они сами заткнули себя», Аше Гарридо, - то второй неожиданностью акции оказались «новые мужчины». Русские, украинские и т.д. Те, кто не постеснялся написать, что чувствует себя хреново. Даже – что плакал. Совсем немыслимо для «настоящего мужика».

«Третий день уже читаю всем известный флешмоб. Невыносимо стыдно. Всем, кто нашел в себе силы и смелость делиться и говорить - я восхищаюсь вашей смелостью и я уверен, что эта акция может быть и совсем незаметно, но в итоге ведет мир к улучшению».

Ostap Karmodi, «О смелости и трусости»: «Есть совершенно жуткие истории. Но еще страшнее масштаб. Похоже, что 80%-90% украинских и российских женщин подвергалось насилию. Я видел похожую статистику по Папуа — Новой Гвинее и некоторым африканским странам, и в голове не укладывается, что такое происходит во вроде бы не совсем дикой стране, где ты родился и вырос, и ничего не замечал. Многие и сейчас не хотят замечать. Все эти мета-посты — от откровенно гнусных до «рациональных» - предлагающих женщинам не ходить в темноте, - проявление трусости. Открылась дыра и полезла черная хтонь. Ее вылезло столько, сколько в последний раз вылезало, наверное, лет 60 назад, когда открылась правда про сталинские репрессии. И все эти предложения просто жалкие попытки затолкать ее обратно в дыру, из которой она все лезет и лезет. Уже очевидно, что никакими привычными способами эту проблему не решить. Но сначала нужно хотя бы выслушать жертв, чтобы до конца осознать масштабы происходящего».

«Я, к сожалению, знал о масштабах проблемы после того, как близкого мне человека попытались изнасиловать в машине. Я хорошо запомнил и реакцию милиции и некоторых близких. После этого я сам провел похожий флешмоб и выяснил что подобные истории (и отнюдь не всегда с хорошим концом) случались почти у всех моих знакомых женского пола. Вне зависимости от возраста (это были и школьницы и подруги моей мамы), социального статуса, места жительства (кажется, впрочем, в провинции все еще хуже) и социальной группы (от хиппи до банковских сотрудников). Это было лет 7 назад и тогда меня это поразило, как и полное отсутствие какой либо информации об этой теме. А еще меня поразило, что среди тех, кто принимал участие с той, другой стороны оказались и мои знакомые и никаких наказаний или даже выводов из этого они не сделали. Такая вот Африка, да».

Владимир Волохонский, психолог «Речь о борьбе с системой, в которой этот опыт полагается замалчивать, как постыдный для женщин. А то, что вам от этого хреново, дорогие читатели, что вы начинаете ненавидеть мир, ну переживёте вы это как-нибудь".

Что делать

Казанская правозащитница и адвокат Ирина Хрунова решила описать юридическую практику по таким делам - действительность. Для сведения всем, кто возмущается, почему женщины не доводили дело до суда. «Вот шли два парня и девушка с вечеринки от общих знакомых. Все выпили. А потом парни по очереди изнасиловали девушку. Девушка добрела до дома и залезла в душ, поскольку была грязная - трава, лужа… поменяла одежду и пошла в милицию. Ее выслушали, посадили в "бобик" и повезли к дежурному эксперту. Тот девушку осмотрел, спросил, зачем она мылась - следов уже нет. Это мы, юристы, знаем про сохранение следов преступления, а девушкам про это никто не рассказывает, нет таких уроков в школе, да и родители не знают. К вопросу о сексуальном воспитании. И видит дежурный следователь неприятную для него картину - трудно не только доказать факт насилия, но и вообще факт соития. В одном моем деле о заражении ВИЧ-инфекцией молодой человек вообще утверждал, что эту особу он видел пару раз, пиво в парке пили, а секса не было. Никто никогда особо признаваться не спешит. Следователю висяк не нужен, толкает он девушке обратно заявление и убеждает простить и забыть. А чаще всего просто рявкает, что сама дала, и выгоняет из отдела. Защита государства? Ага, в полной мере. Но если даже девушка немытая добежала до отдела полиции, и эксперт нашел следы преступления, и возбудили уголовное дело, то дальше начинается унижение в квадрате. Юридически важно, чтобы преступление было описано в самых мельчайших подробностях. И поэтому девушка три, четыре, десять раз рассказывает о произошедшем. И никуда от этого не скрыться. Вы сами пробовали описать свой половой акт в подробностях чужому человеку? Даже добровольный? Так попробуйте, посмотрим, что получится. А потом наступает суд. И в зале суда - насильник, а в коридоре суда - его мать, сестра, жена или подруга. И адвокат, у которого работа заключается в том, чтобы обеспечить защиту своему клиенту. Девушка говорит в суде, что она была девственница, а на следующее судебное заседание приходит друг подсудимого и говорит, что у него был секс с ней за месяц до изнасилования. Девушка криком кричит, что это вранье, а как проверить? Или же подсудимому предъявляются фото синяков на теле, а он говорит, что она сама просила пожестче с ней. А если насильников двое, вот двое так и говорят, и утверждают про добровольное согласие. И выводят из зала суда подсудимого в наручниках, а следом потерпевшая выходит, а в коридоре мама его, сестра, жена встречают ее, и слово "тварь" -  самое доброе в ее адрес. А если это маленький город или поселок? А если судья не поверил про желание жесткого секса и отправил насильника лет на семь в известно какие места? Для девушки уехать - самое лучшее, да только кто на такое решится. И собственная мама, в первые дни плакавшая вместе с ней, спустя месяц уже говорит - может, не надо, всякое бывает, нам еще здесь жить... И нет вообще никакой психологической помощи, а потом вены, руки, лезвие и психушка. Поэтому изнасилование - это ад, а то, что дальше - еще хуже. Адвокаты не любят участвовать в таких делах, а уж это такие циники... Вот такая у нас система, что пострадавшим проще и лучше не идти в полицию, то есть к государству за помощью. Вот такая юридическая действительность, которая своей беспомощностью и безнаказанностью порождает насилие».

То есть да, следом должны идти изменения в реальности. То самое сексуальное просвещение в школах, которого у нас боятся, как черт ладана. Где будет и о том, чем добровольный секс отличается от насильственного, и про статьи УК, и про то, что беспомощное и бессознательное состояние девушки этих статей не отменяет. И о том, что виноват всегда насильник. И работа психологов в полиции и вместе с полицией. И плакаты, и передачи, и статьи, чтобы, наконец, подвинулась «африка» в мозгах россиян.

Урок акции

По мнению  экоактивиста Михаила Матвеева, флешмоб #ЯНеБоюсьСказать -  показательная вещь с точки зрения акционизма. «Участниц часто обвиняли в выкладывании шокирующих подробностей, даже намекали что "им, наверное, понравилось, раз делятся". Но получается, успех акции был обеспечен именно откровенностью многих постов. Повесить просто банеры "Я жертва сексуального насилия" у себя в ФБ, не вдаваясь в детали - было проще, но бессмысленно. К сожалению, чем более инфантильное и глухое к чужой беде общество, тем больше нужно шокирующих деталей, чтобы его разбудить. Американцы после войны не зря гоняли немецких бюргеров убирать трупы в концлагерях.

Про Химкинский лес начали говорить после покушения на убийство Бекетова, внимание к закону о митингах привлек срок в три года Ильдара Дадина, забор Ткачева на охраняемой природной территории "прославил" попавший в колонию Евгений Витишко. Обычно на шокирующие действия способны лишь сильные одиночки, вроде Павленского. А тут - впечатляющий пример массового участия в шоковой терапии. Причем именно за счет коллективности - хотя от каждой из участниц не потребовалось жертвовать жизнью или свободой -общий эффект оказался достаточным, чтобы наше болото всколыхнулось. А кому не нравится откровенность - вините свою черствость и толстокожесть, что по-другому до вас не достучаться.

Ну и сам формат крут - никаких согласований, громоздких уличных инсталляций, и такая эффективность».

По мнению историка и журналиста Сергея Медведева, такой «чисто женский» флешмоб может иметь далеко идущие последствия для общества и страны (точнее, для обществ и стран тогда уж). Он вскрыл насилие как универсальную будничную рутину, а не исключение из правил. Рутину, которая проявляется и в отношении к женщинам, и в армейской дедовщине, и в культе больших машин и хамской езде, и в доминировании тюремной субкультуры в российском управлении и политике. И это «первый шаг к избавлению всех нас от практик социального и государственного насилия, которые вековым проклятием нависли над русской историей. К возвращению права на память и права на речь: двум вещам, отличающим свободного человека от раба». Ну дай Бог, конечно. Неужели молчание-и-терпение перестанут быть добродетелью, а истории о том, как ты "ничего не говорил" по поводу нарушения своих прав - поводом для похвальбы? Посмотрим.

пост 08 марта 2018, 13:24

«Свобода! Равенство! Сестринство!» – феминистки Петербурга отметили 8 марта

Празднование Международного женского дня в Санкт-Петербурге. В Овсянниковском саду проходит митинг «Я выбираю феминизм». Активистки пришли рассказать об инициативах, которые помогают женщинам в различных сферах, о своем феминизме, о том, что их вдохновляет. (Видео с митинга)

Акция была согласована городскими чиновниками. «Власти

пост 08 марта 2017, 22:07

Акции феминисток в Питере и Москве

Фото Дарьи Борисовой

Власти не согласовали акцию феминисток Петербурга в день 8 марта: организаторы подавали заявку на проведение митинга на Марсовом поле. Благодаря этому противодействию, состоялась более значимая демонстрация - она прошла по главной улице и завершилась на Дворцовой площади распеванием феминистских гимнов. Полиция была поставлена в сложное положение.

Фото Дарьи Борисовой

пост 08 марта 2017, 22:07

Акции феминисток в Питере и Москве

Фото Дарьи Борисовой

Власти не согласовали акцию феминисток Петербурга в день 8 марта: организаторы подавали заявку на проведение митинга на Марсовом поле. Благодаря этому противодействию, состоялась более значимая демонстрация - она прошла по главной улице и завершилась на Дворцовой площади распеванием феминистских гимнов. Полиция была поставлена в сложное положение.

Фото Дарьи Борисовой

пост 08 марта 2018, 13:24

«Свобода! Равенство! Сестринство!» – феминистки Петербурга отметили 8 марта

Празднование Международного женского дня в Санкт-Петербурге. В Овсянниковском саду проходит митинг «Я выбираю феминизм». Активистки пришли рассказать об инициативах, которые помогают женщинам в различных сферах, о своем феминизме, о том, что их вдохновляет. (Видео с митинга)

Акция была согласована городскими чиновниками. «Власти