34 решенные проблемы

Создатель движения "Мусора больше нет" недавно объявил, что больше не считает для себя интересным заниматься проблемой мусора в России. Это прозвучало резким диссонансом на фоне антимусорных протестов, охвативших десятки регионов - и разочаровало многих его сторонников и соратников. Что стоит за этим решением Дениса Старка - пытается понять Евгения Чирикова


Евгения Чирикова (Е.Ч.): Денис, тебя все знают как пионера антимусорного движения и человека , который создал довольная серьёзную организацию «Мусора больше нет». И вдруг неожиданно на activatica.org выходит твоя статья о том , что на антимусорном движении можно поставить большой жирный крест. Меня это очень задело, потому что по всей стране идут антимусорные протесты , третьего февраля десятки тысяч человек вышли на акции «Россия не помойка» и создаётся впечатление, что твоя деятельность была совершенно не напрасна, что есть результат . Почему же тогда ты разочаровался в антимусорном движении? И ещё у меня такой вопрос. Ты начал заниматься темой мусора ещё в начале 2000-х, когда об этом вообще никто не говорил, ты одним из первых поднял этот вопрос. Откуда 15 лет назад у тебя возникло такое предвидение?

Денис Старк (Д.С.): Спасибо! Очень хороший вопрос . Я отвечу немного парадоксально. Я темой мусора начал заниматься потому, что она не важная. Но сначала отвечу по поводу статьи. Мне кажется она была интерпретирована неправильно.

Я нисколько не разочаровался в антимусорном движении, я рад, что есть люди, которые это движение продолжают, и я им желаю удачи . Моя статья о другом - о том , что эта деятельность поменяла модальность. Я привожу такую аналогию - есть профилактика и есть хирургия. Профилактика - это много гулять, дышать свежим воздухом и тогда с сердцем будет все в порядке. А хирургия - это когда с сердцем все плохо и надо уже на операционный стол. И момент перехода, когда с сердцем плохо и нужно на операционный стол, его важно хорошо осознавать. Для меня вопрос мусора с январским указом (Владимира Путина - ред.) перешел из темы профилактики «давайте гулять и дышать свежим воздухом» в тему хирургии. Это не значит , что пациент умрет. И как бы дай бог, чтобы не умер и чтобы справились с мусоросжигательными заводами Но это другая тема. Я не хирург.

Е.Ч.: Ты имеешь в виду под хирургией какие-то жесткие протестные акции?

Д.С.: Я не берусь комментировать. Хирургам лучше знать уже резать или пока ещё можно обойтись медикаментами . Понимаешь, что меня очень привлекало и привлекает - это момент социальной инженерии, когда люди делают что-то не против кого-то, не от какой-то безысходности, еще до того, как проблема превратилась в проблему. Ровно так я начинал - решал проблему до того как она появилась и обострилась. И я считаю себя профессионалом именно в этой сфере - в сфере позитивной социальный деятельности, которая не против уже сформировавшейся проблемы, когда уже взяли за горло, а заранее, превентивно. Это мне интересно . Это - моя тема, я ей занимался в сфере отходов, сейчас занимаюсь в другой сфере. Мне интересен именно этот этап. Я смотрю, как можно вовлекать, вдохновлять людей до того как случилась беда. Но если беда уже случилась, то пускай те люди , которые умеют и знают как с этим бороться - вот пускай они эту роль на себя и берут. Мне кажется в моей статье было о том, что ситуация зашла достаточно далеко и она достаточно проблемная, но там не было ничего о том, что всё бросайте и это бесполезно. По крайней мере я это так воспринимаю.

Е.Ч.: Летом 2018 года ты писала о том, что в принципе можно договариваться с чиновниками и бизнесменами. Как сейчас ты относишься к этому высказыванию ? Как ты считаешь ещё можно договариваться или уже хирургическая стадия и только скальпель?

Д.С.: Я не буду комментировать эту тему, потому что с января не слежу за происходящим в России.

Е.Ч.: Ты написал книгу «Чистая страна» и теперь программа строительства мусоросжигательных заводов тоже называется «Чистая страна». Как ты отнесся к этому?

Д.С.: Моя книга не про мусор, это философский труд о том как относиться к жизни, к сотрудничеству, она про обьединение людей. Там можно заменить слова про мусор на слова про книги или про животных и 90 процентов смысла книги останется таким же. Смысл и посыл он вообще не про мусор. Часть людей, которые прочитал книгу и писали мне отзывы увидели это и они именно за это ценят эту книгу, а часть людей прочитали эту книгу достаточно узко. И в частности непонимание моей статьи такого типа. Мне говорят: "Денис ты перестал заниматься мусором». А я никогда не занимался мусорам, у меня мусор был повод для объединения людей, повод для самоорганизации, повод для позитивного сотрудничества и я продолжаю заниматься своей темой. Я очень четко осознаю свое призвание, свое предназначение в жизни и им продолжаю заниматься. Просто это теперь не мусор, а другая тема".

Е.Ч.: Как ты считаешь принципы позитивности и непротестности, которые изложены на сайте «Мусора больше нет» они оказались эффективны или ты бы их поменял?

Д.С.: Я бы их не стал менять, но я считаю , что мы просто не успели. Это как с профилактикой. Для меня это очень чёткая параллель, очень значимая метафора. В какой-то момент, если вы решите гулять и дышать свежим воздухом, то вы решите свои проблемы с сердцем, но если вы решите это сделать слишком поздно, то прогулки не помогут. Заранее никогда не известно - уже слишком поздно или ещё не поздно. Наверное, если бы я знал наперёд, что произойдёт в 2019 году, то может бы стоило вложить больше сил, быть более вдохновляющим и убедительным. Возможно, понимание того, что можно не успеть, оно в следующем моем проекте даст мне какую-то энергию и убедительность. Профилактика должна быть более эффективной. Но сами принципы я считаю верными, по крайней мере для меня. Я не говорю, что вот это правильно, а всё что делают другие люди - неправильно. Я не против протестов, если кто-то протестует, это его личный выбор и слава Богу, если это его приводит к результату. Я просто говорю, что мне это не близко, мне это не нравится, я так не хочу. У каждого художника свой стиль.

Е.Ч.: Чтобы ты мог посоветовать тем, кто сейчас реально пытается защитить свою малую родину на Шиесе? Ты наверняка слышал о том, что есть такой удивительный проект ввоза железнодорожными составами мусора, в том числе из Москвы в Архангельскую область. Там люди пытаются предотвратить строительство полигона. Можно там применить принципы позитивности и непротестности, которые пропагандирует движение «Мусор больше нет» для того, чтобы в остановить этот ужасный проект?

Д.С.: Фактических советов я не берусь давать, потому что я не в курсе ситуации и мои советы могут быть мимо реальности. Но чисто по-человечески я этим людям желаю успеха. Мне больно за эту ситуацию, которая происходит в России. Применимость тех или иных моих методов, их стоит оставлять за порогом операционной комнаты. В данном случае они хирурги или учится быть хирургами. Я понимаю, что это не моё время и не моё место и не мне им советовать. Я этими людьми восхищаюсь и готов их поддерживать в которой мере в которой я могу как гражданин России, но советовать им я не берусь.

Е.Ч.: Когда надо было начинать профилактику? Когда надо было начинать ходить, для того чтобы не оказаться в стадии, когда уже необходимо хирургическое вмешательство?

Д.С.: Если посмотреть на график развития движения «Мусора больше нет», то он первые 7 лет был экспоненциальный. Шло умножение количества участников . Было 40 человек, потом 200 человек, потом 2000 человек, потом 20000 человек. Если удаётся создать экспоненциальный процесс, то он захватывает все вокруг себя. Первые 7 лет шёл экспоненциальный рост, потом он остановился, а потом количество участников даже упало. Если извлекать ошибки из прошлого я бы сосредоточился на том, что бы продолжить экспоненциальный рост. У меня есть гипотеза, как этот экспоненциальный рост можно было бы продолжить. Что бы после 100 тысяч человек было 500 тысяч человек, а не откат на планку и потом падение численности. Вот это тот момент, в который мы упустили возможность.

Е.Ч.: С другой стороны я вижу, что в настоящий момент количество людей, готовых заниматься антимусорной темой, растёт. При этом люди готовы вкладывать серьёзные ресурсы, хотя сейчас цена протеста в России очень высокая и тем не менее люди готовы оплатить эту цену, невзирая даже на то, что активистов сажали в тюрьму как, например, в Коломне или в Калининграде. Мне кажется, что рост количества участников антимусорного протеста в последние несколько лет происходит во многом благодаря усилиям наших замечательных властей. Я не совсем понимаю, ты говоришь про плато, но я вижу, что именно сейчас происходит бурный рост антимусорного движения. Или мы смотрим разные графики?

Д.С.: Мы наверное разные графики смотрим. Я имею в виду следующий сценарий. Если послушать выступление президента в 18-м году в июне, он ещё очень-очень осторожно поднимает тему, он не называет планы по строительству мусоросжигательных заводов решенными, он заигрывает со словом переработка. То есть в июне прошлого года власть ещё не приняла решение, она ещё присматривалась, балансировала. Если бы к этому моменту было не там 200 тысяч или 500 тысяч сторонников раздельного сбора, а если бы к этому момент было уже 50 миллионов, то мы бы не вошли в тот сценарий, в который мы вошли сейчас. Власть не может принимать такие решения, если против миллионы людей. Да, то что ты говоришь сейчас происходит- волна протестов против плохих решений. А я говорю о том, что этих плохих решений могло бы не быть вообще.

Е.Ч.: Да я поняла - это те самые превентивные меры, профилактика, о которой ты говоришь. Сейчас у нас с одной стороны идет небывалый рост гражданского движения, с другой стороны есть президентский указ, который всем нам так страшно не нравится, есть две противоположные разнонаправленные силы. С одной стороны лобби власти, которое делает деньги на теме мусора и с другой стороны это гражданский протест, люди которые не готовы мириться с тем, что за счёт их здоровья кто-то делает наживается, не готовые жить на мусорных свалках как, например, в Архангельской области в Шиесе или в Томске. Мы недавно проводили расследование и оказалось, что миллион тонн шлака с МСЗ в Подмосковье будет вывозиться на полигон рядом с Томском, у которого нет возможности принять этот шлак. И я думаю, что такую же ситуацию как в Шиесе мы получим в в Томске через некоторое время. Есть две противодействующие силы: с одной стороны - властные, с другой стороны- народные. Каковы перспективы у народного антимусорного движения?

Д.С.: Я этого не знаю. Процессы, которые входят в стадию бурного противостояния не предсказуемы.

Е.Ч.: Шанс есть на успех?

Д.С.: Я не берусь оценивать шансы. Это как в анекдоте. Какая вероятность выйти на улицу и встретить динозавра? Ну 50 на 50. Или встретишь или не встретишь.

Е.Ч.: Если бы хотя бы медведя! Динозавра встретить на улице совсем тяжело. Как ты считаешь возможно ли какое-то взаимодействие между антимусорными группами, которая борются по всей России за чистый воздух и за цивилизованную переработку мусора с твоим движением «Мусора больше нет»? Может ли движение «Мусора больше нет» помочь активистам и если да, то чем?

Д.С.: Прежде чем ответить я должен сказать , что я из движения «Мусора больше нет» выхожу, я больше не являюсь его президентом. Я надеюсь, что движение будет жить без моего участия. Думаю, что такое сотрудничество нужно будет обсуждать с лидерами, которые как-то проявиться. Однозначно любое сотрудничество повышает шансы на успех. У движения есть региональные группы, их контакты есть. Собственно, движение самоорганизующееся, таким оно было создано и именно этим оно мне нравится. Решение принимают лидеры конкретных групп в конкретных городах, нет какого-то центрального руководства. Нужно просто брать и смотреть на карте, на сайте, контакты , связываться с лидерами этих групп и налаживать контакты. Мне кажется, что сотрудничество - это универсальный инструмент, который идёт только на пользу.

Е.Ч.: Движение «Мусора больше нет» как-то связано с эстонским движением «Let’s Do it», которое умудрилось буквально за один день убрать всю страну и до сих пор в Эстонии раз в год вся страна выходят для того, чтобы навести порядок?

Д.С.: Корреляция, конечно, есть. Я начал в 2004 году, мы уже проводили какие-то уборки, но о том что бы убрать всю страну за один день мы не мечтали - все-таки разные размеры и разные масштабы. Когда я в 2008 году увидел эстонские результаты, меня это очень вдохновило и восхитило. В 2009 году я побывал на их конференции и мы были первые, кто привёз “Let’s Do it” в Россию под названием «Сделаем». Мы следили за тем как это у них происходит, ездили на конференции, учились. Но если говорить о методике, то я считаю, эстонская методика один в один к России не применима, из-за другой политической ситуации. В 2008 году в Эстонии уже было принято законодательство, налажен вопрос утилизации отходов. Новый мусор в природу больше не попадает, то есть дыру заткнули, крышу залатали, крыша больше не течет и нужно только убрать то, что натекло за прошлые годы. В России и в 2008 году, и сейчас другая ситуация и, конечно, другой уровень доверия между населением и властью. «Let’s Do it» в общем это хорошо пошло в Восточной Европе на волне патриотического подъёма и политических реформ. И оно не так хорошо идёт как в странах Западной Европы, где другая ситуация, так и в странах азиатских. То есть нужно понимать применимой, сама идея прекрасная, но для других стран методику нужно адаптировать, а не один в один воплощать.

Е.Ч.: Это очень любопытно, если учесть, что Эстония была долгое время советской республикой и здесь много русскоязычных с советским бэкгаундом. И эти люди вышли и начать убирать мусор, а сейчас. они без проблем сортируют мусор. И если народ в Эстонии в состоянии сортировать мусор, но это можно организовать и в России, если будет определенная конъюнктура власти.

Д.С.: Я приведу ещё один пример, подтверждающий твою мысль. Выборгское шоссе до границы с Финляндией. Вдоль него не помойка, но подзагажено. А переезжаешь границу и там чисто. И дело не в том, что там убирают чаще. Обычные русские люди приезжают в финский коттедж, там стоят баки для раздельного сбора и они нормально всё раскладывают и не бросают окурки, не кидают в лесу мусор. То есть, оказавшись в другой общественной норме, мы перестраиваемся и ведем себя как все. И это не потому, что есть какой-то другой менталитет, а просто есть норма и огромное количество русских людей, которые эмигрировали за границу, прекрасно разделяют отходы. Человек - животное стадное, как все вокруг себя ведут, так и он себя будет вести.

Е.Ч.: То есть нас тормозит только создание этой нормы и мы сами знаем кто нам мешает ее создать?

Д.С.: Я не знаю.

Е.Ч. Может быть тот, кто подписал указ, который так тебе не понравился?

Д.С: Я понимаю твою позицию, но это очень однобокое восприятие. Мне кажется всё гораздо сложнее. Это правительство с тем населением как бы...

Е.Ч.: Но такое же население в Эстонии почему-то собирает мусор.

Д.С.: В Эстонии был очень болезненный переход после развала Советского Союза, было падение на дно пропасти и потом выползание с этого дна пропасти и это солидаризировало население в борьбе со своими проблемами. Население самоорганизовалось и выстроило доверие с властью. То есть я не склонен все ярлыки вешать на власть. У России и у россиян была возможность и есть возможность в других областях каким-то образом самоорганизовываться и менять нормы. Я сказал, что мы упустили момент в 2012, в 2013 году.

Е.Ч.: Что ты имеешь в виду? Что мы должны были сделать в 2012 году?

Д.С.: Если про механику говорить, я начал проводить уборки, потом я начал учить других людей проводить уборки. То есть, если я в год могу провести 5-10 субботников, то это - тупик. Но если я могу научить 200 координаторов, это будет 1000 уборок. Научить других людей проводить уборки мне удалось, то есть вот этот первый шаг масштабирования мне удалось сделать. Появилось 100 филиалов «Мусора больше нет», в каждом было по несколько активистов. Что не произошло - эти активисты проводили уборки, но они не учили других проводить уборки, то есть не произошло 2 шага масштабирования. Мне не удалось донести, что важны не сами уборки и чистота, что только половину времени надо посвящать уборкам, а другую половину надо посвящать тиражированию, учить следующих 100 человек проводить уборки. И уборки тут не главное, поскольку как только этот принцип заработал - по этой пирамиде можно научить сортировать мусор, взаимодействовать с муниципалитетами, контролировать коррупцию. Но вот нужно создать людей которые понимают этот принцип пирамиды. Вот это не удалось. Это могло бы произойти, если бы больше внимания уделялось именно тиражированию и обучению других. Хотя я об этом говорил и если мои видео посмотреть и статьи почитать, я только об этом и говорил и показывал на примере. Но почему-то это "не взлетело".

Е.Ч.: В свое время я тоже пыталась организовывать уборки, но пока мы убирали лес за нашей спиной просто рубили деревья - и я понимала, что я должна одновременно убираться и вставать между деревом и рубщиком. При этом на стороне человек с пилой полиция, суд прокуратура и вся государственная машина. Мой лес для кого-то просто ресурс, возможность извлечь деньги. И пока я отвлекаюсь на уборку, лес просто уничтожат и мне нечего будет убирать. Бессмысленно убирать дом, который горит. Имеет ли смысл отдавать силы уборке, может быть усилия стоит направить на тушение пожара?

Д.С.: Ты очень хорошо сформулировала. Именно потому что такие ситуации возникают, мой следующий проект связан с книгами. Для меня первична самоорганизация общества, а проблемы вторичны. Представь себе, если общество способно самоорганизовываться в масштабах, к примеру, нескольких сотен миллионов людей. Например, 200-300 млн людей могут самоорганизоваться, принять какое-то решение и его воплотить. Представь 200 миллионов людей, обладающих ресурсам - деньгами, временем, связями. Чтобы коммуницировать этим 200 миллионам людей даже не нужны никакие средства массовой информации, если ты, например, напишешь 10 своим знакомым, а они напишут своим знакомым, то это будет очень быстро, это минуты. То есть экспоненциальный рост настолько быстр, что 200 миллионов людей за полчаса будут знать и действовать. И вот такая степень самоорганизации для меня первична. Если общество дозреет до состояния, когда такие процессы там будут происходить как регулярные процессы, то решение проблемы мусора займёт пару недель, решение проблемы сиротства займёт пару недель, решение проблемы терроризма займёт пару недель.

Е.Ч.: Это совсем другой уровень сознания общества и с нашим советским бэкграундом, когда общественная не санкционированная начальством деятельность порицается и тех кто занимается общественной работой считают сумасшедшими. Я знаю о чём говорю, потому что когда начинала свою деятельность меня считали просто клинически ненормальным человеком - из-за того, что я занимаюсь лесом, а не своей личной жизнью. Я думаю, что из-за этого тяжёлого исторического наследие в России так сложно сейчас людям самоорганизовываться - и, как ни удивительно, сплачивает беда, проблемы. Как, например, в Волоколамске, когда дети отравились свалочным газом от свалки Ядрово, и люди были вынуждены собираться. И я тоже стала активистам из-за проблем с лесом. Мне не понятно как можно заставить людей саморганизовываться в России благодаря гуманитарным проектам, а не с помощью общей беды.

Д.С.: Это цель и смысл моей жизни - научиться делать вот такие проекты.

Е.Ч.: Чтобы люди не ждали, когда жареный петух клюнет, а делали все цивилизованно и заранее?

Д.С.: Да, совершенно верно. Объединение вокруг общей беды - это то, что мы все биологически умеем. Это предыдущий этап эволюции, когда у кого-то что-то сгорело, или война, или засуха, или наводнение и мы все как-то объединяемся и эту проблему решаем. Но в 21 веке очень большое количество проблем невидимы, а когда они становятся видимы - уже может быть поздно. И поэтому я верю, что человечеству необходимо натренировать этот навык - самоорганизацию, когда беда ещё не случилась. И это я считаю своим призванием или предназначением.

Е.Ч.: А почему ты решил уехать из страны? Тебе что-то мешало реализовывать этот проект в России? Почему ты решил выбрать путь эмиграции?

Д.С.: Я просто искал наиболее комфортные условия - стоимость жизни, качество природы, качество продуктов. У меня не было какого-то предубеждения против России. Примерно полгода мы ездили по нескольким экопоселениям и общались с экопоселенцами. Я рассматривал жизнь в экопоселении, жизнь в большом городе я не рассматривал из-за экологических рисков и плохого качества воздуха. И по сумме показателей принял взвешенное решение.

Е.Ч.: Твой уход в проект «Библиосфера» не является внутренней эмиграцией, уходом от очень жёсткой темы? Ты попробовал сделать проект «Мусора больше нет» и оказалось, что эта тема очень опасна, и люди которые ей серьёзно занимаются и переходят, так сказать, из стадии педиатров в стадию хирургов имеют очень хороший шанс попасть в тюрьму.

Д.С.: Конечно является. Я осознанно ушёл от жесткой темы, я не хирург, это не мое предназначение, не мое призвание. Я честно пошёл по своему пути. Многие воспринимают это как предательство.

Е.Ч.: А что ты отвечаешь, когда тебе так говорят?

Д.С.: А ничего не отвечаю.

Е.Ч. Это мудрая позиция, не переубедишь.

Д.С.: Я начал с того, что проводил уборки, многие люди пришли проводить уборки, это было их предназначение. И когда в 2007 году я занялся организацией раздельного сбора мусора, работой с дворниками - люди, которые занимались уборками, реагировали конечно не так остро, но говорили мне: «Денис, ты нас вовлёк в уборки, а сам сваливаешь». Ребята, я не сваливаю, для меня это одна тема. От уборок перейти к раздельному сбору, в 2010 году мы сделали раздельный сбор в многоэтажном доме. К сожалению, социальная инерция очень мощная, очень многие «Мусора больше нет» до сих пор воспринимают как движение, которое занимается уборками.

Хотя мы делали раздельный сбор на фестивалях, мы привезли в Россию идею залоговой стоимости тары и на 50-ти тысячных фестивалях внедряли этот принцип и люди раздельно собирали отходы. Мы сделали много инновационного, но почему то ярлык приклеился, что это уборки. И это переключение, когда люди приходят на одно, а я делаю другое, просто в этой сфере, этот разрыв неизбежен. Какая-то часть людей отвернулась, продолжили делать уборки и проводить субботники, но они уже не были в моей команде, потому что я пошёл дальше. И я абсолютно спокойно к этому отношусь. У людей свой путь, у меня свой.

Е.Ч.: Возвращаясь к твоему теперешнему проекту по самоорганизации гуманитарными методами, каким конкретно образом можно объединить людей?

Д.С.: Большинство людей с точки зрения книг замкнуты на бизнес. Есть бизнес, который печатает и продаёт книги. И люди которые хотят почитать книгу, вынуждены привычно идти в магазин и ее покупать. Хотя, если приглядеться ситуации, она бредовая. Представьте, что у вас есть 100 квартир и вы их не сдаёте, никого туда не пускаете и сами не пользуетесь. В такой ситуации человек пойдёт на Airbnb и будет получать доход. Однако, когда это качается книг, абсолютно нормально, что у них стоит 100, 200,300, 3000 книг, и они сами их уже не читают, соседям их не дают, потому что есть кризис доверия, продать не могут, так как не хотят заморачиваться из-за небольших сумм. Накопленный ресурс тысячекратно превышает потребность людей в чтении. Проект будет строить доверие между людьми, механизмы гарантии возврата, компенсации, что бы люди могли давать друг другу книги. И, соответственно, проект будет развивать связи между людьми, потому что вместо того, что бы идти в магазин за своей следующей книгой, вы пойдёте за этой книгой к соседу. И выяснится, что раз вы читаете общин книги, то вы и по мировоззрению близки и интересы у вас общие.

Е.Ч.: Идея красивая, но в наш век интернета и цифровых технологий немного странно читать бумажные книги. Я смотрю на поколение своих детей, которым 17 лет и они не читают уже бумажные книги, они читают все с электронных носителей. С этой точки зрения тебе не кажется, что немного архаичный проект?

Д.С.: У меня нет уверенности, что этот проект взлетит, из него может ничего не получиться, и действительно может быть все перейдут на электронные книги. Но, во-первых, мы - я и моя супруга - очень любим бумажные книги. Лечь в гамак, открыть бумажную книгу, ощутить тактильно страницы, ощутить запах бумаги. Наверное деловую литературу так не читают, когда надо найти конкретную информацию. Но художественную литературу так читают и многие люди кайфуют от того, что это бумажные книги.

Е.Ч.: А в больших городах проект будет? Потому что хорошо тебе там в красивом месте, экологически чистом с прекрасными продуктами в гамаке лежать, а в Москве , в мегаполисе будет кто-то такими вещами заниматься ? Ведь нужно всех самоорганизовывать и в больших городах в том числе.

Д.С.: Есть категории книг, которые ты не будешь читать на Kindle. Ты не будешь смотреть альбом с репродукциями Караваджо на чёрно-белом Kindle, не будешь читать книги по дизайну с графическими иллюстрациями на Kindle, не будешь своим детям давать книжки на Kindle, потому что хочешь, что бы у них был тактильный опыт с шершавыми или шерстяными кайфушками в книжках. Когда ты едешь за границу, ты не знаешь будет ли у тебя нормальный 3G, не сядет ли зарядка у телефона, поэтому многие пользуются и будут пользоваться бумажными путеводителями. То есть есть категория книг для которых это выигрышная идея. Есть гипотеза, что люди, пользуясь этим для каких-то категорий книг выработают привычку и им будет интересно брать и другие книги. Может быть да, а может быть нет. Это- гипотеза, я ее проверяю.

Е.Ч.: Чтобы в этот проект вовлечься, нужен определенный масштаб личности... мне кажется , что это проект для избранных. Я знаю, что на антимусорный протест в Нарьян-Маре 6000 человек вышло - и я не уверена, что эти 6000 человек готовы будут повлечься в твой новый проект и Караваджо обмениваться. Может быть все-таки более эффективен путь объединения людей через буду, а не через очень красивые проекты не для всех?

Д.С.: Здесь нет "или - или". Есть люди, которые могут и хотят объединять людей через беду и слава Богу, пускай они это делают, я им желаю удачи. Если я делаю это, вовсе не значит, что все должны делать это. Я за биоразнообразие.

Е.Ч.: Спасибо тебе большое, было очень приятно с тобой пообщаться!

_______

Activatica.org - некоммерческий проект, посвященный гражданскому активизму в России

3200699c0cc8ad2b82fa23a21a2e0d7b.png

Яндекс-кошелек - Ваша поддержка поможет нам рассказывать больше историй граждан России, пытающихся менять свою страну к лучшему, организовывать репортажи и трансляции с мест событий, проводить журналистские расследования. Большое спасибо всем, кто нашел возможность помочь проекту!

.


Активатика в Telegram - подписывайтесь, чтобы быть в курсе проблем, акций, новостей и аналитики из мира гражданского активизма.

Новости гражданского активизма - теперь и в формате видео на нашем канале

пост 16 марта 2019, 22:16

Флешмобы и революционные призывы: мусорная реформа выводит людей на улицы по всей России

"Мусорный протест" не утихает, а, напротив, расширяет свою географию. Каждые выходные по всей России люди выходят на улицы из-за многократно возросших тарифов на вывоз отходов, размещения свалок и мусоросжигательных заводов рядом со своими домами, нежелания властей вводить раздельный сбор и переработку мусора. Очередная серия митингов прокатилась по стране в эти выходные. Протест трансформировался в оригинальные флешмобы, стихи и революционные призывы.

---

В ВОЛОГДЕ

пост 08 февр. 2019, 17:50

Добро пожаловать в чистую страну

В своей статье полгода назад я писал, что Россия стоит на распутье и существуют два сценария по обращению с отходами. Я так же писал, что окно возможностей очень узкое и оно закрывается - Россия пойдёт по пути мусоросжигания, и это будет необратимым решением, по крайней мере на ближайшие 30-35 лет.

Окно возможностей закрылось - сценарий выбран. Россия - страна 200 мусоросжигательных заводов и мусорная корзина Европы и Азии.


пост 29 янв. 2019, 14:04

Здесь вам не Швейцария: куда поедет миллион тонн мусорного пепла?

6 июля 2017 года правительство Московской области подписало соглашение о строительстве четырех гигантских мусоросжигательных заводов (МСЗ) с частной фирмой "АГК-1", действующей “под крылышком” всесильного шефа “Ростеха” Сергея Чемезова. Каждый завод предназначен для сжигания 700 тыс. тонн мусора в год, а все четыре завода будут ежегодно сжигать 2,8 млн тонн мусора. Почти 8 тыс. тонн мусора каждый день - это невероятная колонна из почти тысячи загруженных мусором грузовиков. Но

пост 05 нояб. 2018, 14:01

Здесь вам не Швейцария: грязные секреты "Чистой страны"

Строительство мусоросжигательных заводов (МСЗ) подается россиянам как победа передовых мировых технологий над варварством и грязью мусорных полигонов. Проект так и называется - “Чистая страна”. Никто не спорит - российские свалки действительно ужасны. Но у “Чистой страны” есть своя грязная изнанка - заложенный в проект ущерб окружающей среде оценивается астрономической суммой с девятью нулями.

пост 02 авг. 2018, 14:38

Мусор исчезает в полночь

На подмосковных свалках можно хоронить только подмосковный мусор – больше не влезет. Это следует из данных официальной территориальной схемы обращения с отходами Московской области. Но столичный мусор - а его минимум в полтора раза больше, чем областного – таинственным образом просачивается на территорию и самой Московской области, и даже сопредельных регионов. Активисты находят его в самых разных уголках Подмосковья: где-то в виде несанкционированных помоек, где-то – на полигонах временного

пост 08 дек. 2014, 16:10

Мой мусор

Впервые с проблемой мусора я столкнулась лет 10 назад, когда пришла в гости к подруге Леночке, жившей в Левобережных Химках. Квартира у подруги была образцово-показательной чистоты, но запах стоял очень неприятный, как будто она не выносила помойного ведра недели две.

Увидев что я подозрительно принюхивась, Лена распахнула окно и указала на огромную гору мусора высотой с 5-ти этажный дом.

- Пахнет вот отсюда и сделать с этим запахом ничего нельзя, это свалка и таких очень много по

пост 08 дек. 2014, 16:10

Мой мусор

Впервые с проблемой мусора я столкнулась лет 10 назад, когда пришла в гости к подруге Леночке, жившей в Левобережных Химках. Квартира у подруги была образцово-показательной чистоты, но запах стоял очень неприятный, как будто она не выносила помойного ведра недели две.

Увидев что я подозрительно принюхивась, Лена распахнула окно и указала на огромную гору мусора высотой с 5-ти этажный дом.

- Пахнет вот отсюда и сделать с этим запахом ничего нельзя, это свалка и таких очень много по

пост 02 авг. 2018, 14:38

Мусор исчезает в полночь

На подмосковных свалках можно хоронить только подмосковный мусор – больше не влезет. Это следует из данных официальной территориальной схемы обращения с отходами Московской области. Но столичный мусор - а его минимум в полтора раза больше, чем областного – таинственным образом просачивается на территорию и самой Московской области, и даже сопредельных регионов. Активисты находят его в самых разных уголках Подмосковья: где-то в виде несанкционированных помоек, где-то – на полигонах временного

пост 05 нояб. 2018, 14:01

Здесь вам не Швейцария: грязные секреты "Чистой страны"

Строительство мусоросжигательных заводов (МСЗ) подается россиянам как победа передовых мировых технологий над варварством и грязью мусорных полигонов. Проект так и называется - “Чистая страна”. Никто не спорит - российские свалки действительно ужасны. Но у “Чистой страны” есть своя грязная изнанка - заложенный в проект ущерб окружающей среде оценивается астрономической суммой с девятью нулями.

пост 29 янв. 2019, 14:04

Здесь вам не Швейцария: куда поедет миллион тонн мусорного пепла?

6 июля 2017 года правительство Московской области подписало соглашение о строительстве четырех гигантских мусоросжигательных заводов (МСЗ) с частной фирмой "АГК-1", действующей “под крылышком” всесильного шефа “Ростеха” Сергея Чемезова. Каждый завод предназначен для сжигания 700 тыс. тонн мусора в год, а все четыре завода будут ежегодно сжигать 2,8 млн тонн мусора. Почти 8 тыс. тонн мусора каждый день - это невероятная колонна из почти тысячи загруженных мусором грузовиков. Но

пост 08 февр. 2019, 17:50

Добро пожаловать в чистую страну

В своей статье полгода назад я писал, что Россия стоит на распутье и существуют два сценария по обращению с отходами. Я так же писал, что окно возможностей очень узкое и оно закрывается - Россия пойдёт по пути мусоросжигания, и это будет необратимым решением, по крайней мере на ближайшие 30-35 лет.

Окно возможностей закрылось - сценарий выбран. Россия - страна 200 мусоросжигательных заводов и мусорная корзина Европы и Азии.


пост 16 марта 2019, 22:16

Флешмобы и революционные призывы: мусорная реформа выводит людей на улицы по всей России

"Мусорный протест" не утихает, а, напротив, расширяет свою географию. Каждые выходные по всей России люди выходят на улицы из-за многократно возросших тарифов на вывоз отходов, размещения свалок и мусоросжигательных заводов рядом со своими домами, нежелания властей вводить раздельный сбор и переработку мусора. Очередная серия митингов прокатилась по стране в эти выходные. Протест трансформировался в оригинальные флешмобы, стихи и революционные призывы.

---

В ВОЛОГДЕ