46 решенных проблем

Глобализация мирового пространства, сопровождается и серьезным культурным переломом, что неминуемо влечет за собой изменения и в общественном управлении, в отношениях власти-подчинения в обществе. Еще в 1992 г. Нил Стивенсон в романе «Лавина» создал образ виртуальной «метавселенной», в которой ее обитатели могли принимать аватары и менять свою идентичность по своему усмотрению. [Фукуяма]. В этом же романе описывается феномен «франшизных государств» - пригородных подразделений, обслуживающие узкие идентичности.

В начале 2000-х г. свет увидела работа мексиканского ученого Мануэля Де Ланда. «A thousand years of nonlinear history», в которой на примере последнего тысячелетия европейской истории он рассматривает существование двух типов городов – «столиц» и «метрополий». Города-метрополии – это расширившиеся в пространстве ворота средневекового города. Ворота города превратились в приморские города национального государства, а столица – тем объединяющим фактором, без которого и сама торговля была бы невозможна. [DeLanda]. По мнению Де Ланды: «метрополия» является своего рода «мембраной», обеспечивающей связь двумя или более средами. Метрополия – это «свернувшийся» в точку фронтир между несколькими средами. Но если фронтир является точкой раздела двух сред, то в метрополии происходит встреча великого их множества. Через призму математической теории аттрактор можно охарактеризовать как компактное подмножество фазового пространства динамической системы, т.е. «аттактором».

Города-аттракторы – это место встречи культурных, социальных, хозяйственных систем, практически со всего мира. Здесь соединяются людские, товарные, финансовые, фондовые и информационные потоки. И чем лучше транспортная связанность такого места с другими местами Земли, тем больше тут объем привлекаемых потоков. Естественным образом, в таких городах формируются и свои собственные культурные практики, появляется самобытность, отражающаяся и на особенностях политического процесса. Если говорить о постсоветском пространстве, то ярким примером такого города-метрополиии, или же, в моей терминологии, города-аттрактора, является Одесса. Особенно сильно подобная самобытность культурная, хозяйственная проявляет себя в эпоху перемен. [Подробно: Фокин].

При этом необходимо отметить, что по мере того, как развиваются транспортные технологии, технологии коммуникации между людьми, городами-аттракторами могут становиться не только те города, которые имеют выход на морские просторы, но даже те, что находятся внутри континентов, а с развитием технологий производства товаров и услуг, усиливаются процессы и урбанизации. При этом, лидирующими городами-аттракторами становятся те населенные пункты, которые могут контролировать сбор ресурсов с наибольшей территории, наиболее богатых территорий, наиболее индустриально, информационно и социально-развитых территорий. Значительную роль в этом играет расширение не столько власти реальной, сколько власти символической, то есть власти идей, того, что называется «мягкой силы».

Условно говоря, лидерами современного мира становятся те города-аттракторы, которые сумеют наибольшее количество людей и ресурсов «работать» на их благополучие. В первую очередь, такая власть осуществляется посредством навязывания идентичностей, способствующих формированию привлекательного образа таких городов-аттракторов и их конгломератов. Идентичности формируются на основе принятия ценностей либо выживания, либо ценности самовыражения. По мере того, как глобальный хозяйственный уклад все больше будет удовлетворять потребности физического выживания человека, тем больше будет возрастать в формировании идентичности роль ценностей самовыражения. [Почепцов].

Это мы уже прекрасно видим на примере богатых западных стран: США, Европы, и, того же самого Китая. Прежде всего, речь идет о приморских городах, которые выступают городами-аттракторами региональных и глобальных потоков информации, товаров, услуг, людей. Неминуемо, чем больше эти потоки, тем выше оказывается и средний уровень жизни в этих городах. Рост же уровня жизни, в соответствии с «пирамидой потребностей» Маслоу приводит к актуализации вопросов не столько физического выживания, сколько вопроса личного самовыражения, признания в обществе. Отсюда, возникают и огромные сообщества людей по всему миру, исповедующие общие ценности и на их основе приобретающие общие идентичности.

В начале 20-го века стали говорить о формировании новых «опасных классов», основным среди которых назывался «пролетариат», то есть сообщество людей, которые были лишены права собственности на средства производства. По мере того, как росло индустриальное производство, его масштабы, рос и пролетариат и его социальные ожидания. Прежде всего, в сфере, элементарного выживания. Результатом социальных требований народившегося и укрепившегося нового «опасного класса» - пролетариата стали две революции – Октябрьская и реверсивная, «ответная» революция – национал-социалистическая. После Второй мировой войны идеалы пролетариата были реализованы в формировании «общества потребления», а сам пролетариат стал «классом потребителей».

Распад социалистического лагеря дал высочайший стимул развитию глобального рынка и новой волне развития городов-аттракторов. В достаточно короткое время в мировой рынок вписалась и Россия, центрами которой стали Москва и Санкт-Петербург. Именно эти города в нашей стране стали городами-аттракторами, имеющие контроль за, пожалуй, наибольшей территорией в мире. Наибольшей, но далеко не самой развитой территорией. Не удивительно то, что мы, на сегодняшний день, имеем «две России»: «Россию пространства», где господствуют ценности выживания и «Россию метрополий» (Москва и Санкт-Петербург), где господствуют ценности самовыражения.

Эти «две России» очень сильно взаимосвязаны, активно взаимодействуют между собой и сплачиваются единым политическим режимом. Но в условиях нарастания противоречий внутри самого политического режима, будет создаваться опасность возникновения конфликта по двум основным линиям. Первая линия – это столкновение «России пространства» и «России метрополии». Любопытно, что наиболее чутко на это дихотомию реагируют люди культуры. Например, все знают песню группы «Ленинград» «Москва, по ком звонят твои колокола». В этой песне весьма рельефно отражено экзистенциальное противопоставление «москвичей» и «россиян». Мы не будем приводить конкретный фрагмент песни, дабы не быть обвиненными в «разжигании вражды». Скажем одно: само появление этой песни весьма симптоматично и подтверждает нашу теорию.

Вторая линия – это столкновение российских городов-аттракторов в борьбе с зарубежными городами-аттракторами за контроль над территориями «России пространств». Тут существует высокий потенциал центробежных тенденций. Большую роль в этом потенциальном противостоянии будет играть позиция политических и деловых элит российских региональных городов-аттракторов: Калининграда. Архангельска, Владивостока, Южно-Сахалинска. Ростова-на-Дону, Краснодара, Екатернибурга, Нижнего Новгорода, Казани, Перми, Тюмени, Новосибирска, Красноярска, Иркутска etс. В этом списке есть и приморские города-аттракторы, находящиеся на пересечении мировых морских путей, так и континентальные транспортные хабы, являющиеся не только центрами производства, а и распределения произведенных товаров по миру.

Важная роль в выборе политической ориентации российских городов-аттракторов будет принадлежать представителям «нового опасного класса», которые вполне выберет вместо ценностей выживания и общероссийской национальной идентичности, ценности самовыражения. Тем более, инфраструктурные условия для этого уже созданы: в культурном пространстве России гегемонию сохраняют западная культура, ценности которой – это, прежде всего, ценности самовыражения; площадки для информационной коммуникации остаются также, в большинстве своем, в руках зарубежных медиа-холдингов, компаний; отечественный медиапродукт также транслирует ценности самовыражения. Такую ситуацию мы не можем охарактеризовать в черно-белых тонах. Это объективное проявление развития мирового хозяйственного уклада, который диктует свои законы в определении господствующих ценностей.

С этим необходимо работать. Прежде всего, эта работа должна касаться создания максимальных возможностей не столько для подавления ценностей самовыражения в обществе, сколько в сфере поощрения самовыражения, создания условий для самовыражения «новых опасных классов», выросших в условиях глобального информационного поля, глобальных хозяйственных связей.

Литература:

Почепцов Г. Как создается новые идентичности // Псифактор. – 2019. - https://clck.ru/KrAJk.

Смирнов С.А. Новые идентичности человека: анализ и прогноз антропологических трендов. Антропологический форсайт // Вестник НГУЭУ. – 2013. – С.216-241. - https://clck.ru/Kr9SZ.

Фокин И.А. Трансформация и крах институтов местного самоуправления в городе-метрополии: опыт Одессы 1905-1920 гг. // Российский совет по международным делам. – 2019. – 16 октября. - https://clck.ru/JoscY.

Фукуяма Ф. Против политики идентичности // EAD. – 2018 – 14 ноября. - https://clck.ru/Kr9vu.

Шваб К. Четвертая промышленная революция. – М.: Эксмо, 2016.

DeLanda M. A thousand years of nonlinear history. - Out of print, 2000. - 336 p.

Smith T.G. Politicizing digital space. Theory, the Internet and renewing democracy / Trevor Garrison Smith. – L.: Univ. of Westminster press., 2018. – 155 p.